Lifestyle

Чего хотели москвичи этим летом

Дни.Ру публикуют самые забавные объявления сезона

Lifestyle

Валентина Талызина: Раневская боялась дожить до маразма

Звезда фильмов "Старики-разбойники" рассказала о дружбе с Фаиной Георгиевной

партнеры
Воскресенье 28 августа
Лента новостей
Загрузка...
Lifestyle

Москвичам показали двух Онегиных

None
прочитано 7508 раз

В Театре имени Вахтангова показали самую ожидаемую премьеру сезона. На знаменитой сцене поставили спектакль по "Евгению Онегину". Художественный руководитель театра Римас Туминас показал собственного Онегина, вернее, даже двух.

ПО ТЕМЕ

Премьера спектакля "Евгений Онегин" на сцене московского театр имени Евгения Вахтангова 13 февраля выпала на день рождения знаменитого режиссера и дни памяти Пушкина, убитого на дуэли 10 февраля. "Евгения Онегина" в драматическом театре ставят редко: от сокращений Пушкина не уйти, а не у каждого режиссера поднимется рука на это. Перед нами не традиционная постановка текстового спектакля, а скорее наваждение на тему "Онегина". Прописные "энциклопедические" истины складываются в сценическое действие, и фантазия худрука театра и режиссера постановки Римаса Туминаса дает им новое, сегодняшнее, звучание.

В вахтанговской трактовке Онегиных два: молодого, возбуждающего "улыбку дам огнем невинных эпиграмм", играет Виктор Добронравов, постаревшего – Сергей Маковецкий. Два Ленских: юный поэт в исполнении Василия Симонова, а остывший, уже философ – Олег Макаров. Сцену "Сон Татьяны" воплощает знаменитая русская театральная актриса Юлия Борисова. Саму Татьяну тоже поделили: ее играют вахтанговка Ольга Лерман и приглашенная литовская артистка Вильма Кутавичюте.

Несколько героинь объединила в своем лице и Людмила Максакова, считающая "Евгения Онегина" "великим храмом русской литературы". "В этом спектакле я бы все что угодно сделала, могла бы просто пропищать хоть что-нибудь", – призналась актриса. Гусара в отставке, которого в романе Пушкина нет как такового, но чей образ можно найти между стихотворных строк, играет Владимир Вдовиченков.

Искушенный зритель узнает почерк Туминаса: пластическое решение русского Чайлда Гарольда Онегина, абсурдное и тем смешное разрешение ситуаций, много открытого пространства. Над спектаклем работали постоянные соавторы Туминаса. Сценографом выступил Адомас Яцовис, придумавший декорацию в виде балетного класса с огромным зеркалом, заменяющим задник сцены. Все сцены в деревне, Москве, Петербурге происходят в этом заброшенном балетном зале.

"Зеркальное" решение пространства играет ключевую роль в постановке – оно дает "необъятность, бесконечность и абстрактность", как сам говорит Яцовис. Зеркало обезличивает семейную историю Лариных, добавляя ей известную вульгарность. Еще один постоянный соавтор и соотечественник Туминаса – композитор Фаустас Латенас. В спектакле звучит Чайковский, но не его одноименная опера. "Старинная французская песенка" из "Детского альбома" композитора, квартет Шостаковича и вариации Латенаса, романсы, народные песни, – это сопровождает спектакль в течение всех трех часов. "Никто так не знает русскую душу и Пушкина, как Дмитрий Шостакович. Его прелюдия – важная музыкальная тема спектакля. Она в здесь все собирает", – говорит Латенас.

Изначально Туминас хотел назвать спектакль "Татьяна" и сбросить иронию Пушкина, озаглавившего роман о России и русской женщине "Евгением Онегиным". В конечном итоге "Онегин" остался "Онегиным", однако рассказ на сцене идет о материях, которые лежат вне сюжета любовной истории. Спектакль смещает акцент с любовных перипетий на лирические отступления Пушкина: о России, о деревне, о русской душе, о русской дороге, о моде и свете, о Москве, – что это такое? Спектакль отвечает на все вопросы. А любовь, признание, бессонные ночи, гадания, дуэль, - все это суета и на поверхности. При том, что постановка хоть и являет собой фантазию на тему "Онегина", в ней соблюдена канва событий, и все метафоры поразительным образом раскрыты Туминасом – они возникают из пластических решений, из пауз. И "сказанные" в тишине, звучат как нельзя убедительно.

Сейчас модно быть патриотом. И для неглупого человека порой утверждения о любви к Отчизне кажутся натянутым самовнушением. Модно задаваться шекспировским вопросом "Быть или не быть?" Но для торжества жизни лично мне достаточно ответить на пушкинские "Кого ж любить? Кому же верить?" Классика не выходит из моды, ее писки она не слышит. "Евгений Онегин", добрый мой приятель, в театре имени Вахтангова моден, оригинален, убедителен. В гардеробе после спектакля были слышны возгласы "грандиозен".

комментарии