Шоу-бизнес

Актриса Захарова исполнила свою мечту

Елена специально покинула съемки для достижения цели

Шоу-бизнес

Рианна променяла Ди Каприо на рэпера

Певица вернулась к бывшему любовнику Дрейку

партнеры
Суббота 2 июля
Лента новостей
Загрузка...
Шоу-бизнес

Ученица Мессинга о его фобиях и тайнах

Николай Дроздов, Ольга Мигунова, Никас Сафронов. Фото: пресс-служба Ольги Мигуновой
В Москве полным ходом идет работа над сериалом о единственной ученице самой загадочной персоны XX века – знаменитого гипнотизера, сильнейшего экстрасенса и провидца Вольфа Мессинга – Ольге Мигуновой. В скором времени многосерийный фильм покажут по главному каналу страны, а пока уникальная артистка-гипнотизер, врач-психотерапевт, профессор и академик рассказала Дням.Ру о самых интересных фактах из своей жизни.
прочитано 9489 раз

Биография единственной на эстраде женщины-гипнотизера тесно переплетается с историей жизни самого Мессинга, предсказавшего смерть Гитлеру и победу Советского Союза в Великой Отечественной войне. Знаменитый мастер, при упоминании имени которого у многих до сих пор по коже бегут мурашки, и его ученица, ставшая впоследствии ассистенткой, были неразлучны во время затяжных гастролей с концертной программой "Психологические опыты" по городам и весям Советского Союза.

ПО ТЕМЕ

Мистическое знакомство Вольфа и Ольги произошло в 1966 году, когда она приехала с родителями из Благовещенка на отдых в Геленджик. Но еще задолго до этой судьбоносной встречи девушка обнаружила у себя особые, экстрасенсорные и целительские, способности. Необычные видения преследовали Мигунову с детства, сколько она себя помнит. В школьные годы Ольга училась живописи и все, что видела, рисовала. Свои удивительные сновидения девочка старательно переносила на холсты. А еще Мигунова – в те годы Воропаева (это ее девичья фамилия) – в старших классах была главной ясновидящей школы и предсказывала подругам, когда они выйдут замуж и получится ли у них что-нибудь с теми мальчиками, о которых они спрашивали. Ольга уверена, что особый дар перешел ей по наследству от бабушки, которая была травницей и всю свою жизнь помогала людям избавиться от различных, даже самых тяжелых и безнадежных хворей.

"Она лечила травами и молитвами. Сейчас у меня 30 травников собирают нужные растения, но такого эффекта нет, потому что раньше травницы знали секреты, на росу собирать или в какое-то другое, самое подходящее для этого время. Моя бабушка умерла, когда ей было 103 года. Она до последнего принимала пациентов. Вышла к ним и сказала: "Последний, не занимайте очередь". Села в уголочек и умерла. Она всегда говорила, что умрет рядом со своими пациентами. Так и получилось. Бабушка по 15 километров наматывала в день и травы приносила, которые лечат эпилепсию, а ведь она до сих пор считается неизлечимой болезнью. Бабушка сама готовила травы для лечения, в нужных пропорциях смешивала. Она по три-четыре травки приносила, а мне пучками собирают, и такого эффекта нет", – разводит руками Ольга.

Свою удивительную встречу с Мессингом, любившим ходить в народ и слушать, что о нем говорят, Мигунова помнит, будто это было вчера. "В 16 лет я поехала с мамой в Геленджик отдыхать по путевке. Там все говорили о таинствах Вольфа Мессинга, который приехал с концертом. Везде висели его афиши. Все билеты были уже проданы. На пляже, где мы были, тоже со всех сторон слышалось: "Вольф Мессинг, Вольф Мессинг". Люди говорили о нем, вспоминали байки о нем и Гитлере, спорили. Я подошла поближе послушать и обратила внимание на одного мужчину, он тоже все на меня поглядывал… Потом я пошла покупать подарок папе, остановилась у красивой ракушки. Понравилась она мне. И тут вдруг подбегает торговец и настойчиво предлагает мне часы. Я отказалась, сказала, что денег нет. Тогда он предложил билеты на Мессинга. И я купила их вместо ракушки", – с улыбкой воспоминает Ольга.

Спустя несколько часов девушка уже сидела в зале, в 18-м ряду, и с большим нетерпением ждала начала концерта легендарного Мессинга, о котором она столько слышала. "И вдруг на сцену выходит тот самый мужчина с пляжа! Только одетый с иголочки. Вольф всю жизнь безумно стильно одевался. У него всегда были начищенные до блеска лакированные туфли. Именно он привил мне любовь ко всему красивому, изящному. Он был настолько безупречен на сцене! Он вышел во фраке, в белой рубашке, в бабочке… В какой-то момент он шел по залу с повязкой на глазах, а я смотрела на него и думала: "У тебя не получится, у тебя не получится". И вдруг Мессинг остановился около меня и говорит моей маме: "Уведите Олю из зала, она мешает моим экспериментам". Но попросил не уходить совсем, ждать его. Я, полная слез и стыда, вышла из зала. Так и не поняла до сих пор, зачем он меня выгнал тогда. Я 50 лет работаю на сцене, на медицинских конгрессах, на ученых советах, на телевидении, и мне никто не мешает. Кто может мешать? Разве что тот, кто на 100 граммов выпил, а говорит – на двести. Я всегда требую тишину в зале. Она необходима, когда отнимаю память или речь путем гипноза или мосты делаю…"

Делать из людей мосты – это фирменный трюк Ольги. Нужно положить человека на два стула, путем гипноза внушить ему, что он выдержит любую тяжесть, и по этому импровизированному мосту, пребывающему в трансе, и ходить можно, и сидеть на нем, допускается даже трех человек на него посадить, а мост ни на сантиметр не прогнется. Но чтобы этому научиться, Мигуновой потребовалось несколько лет под чутким руководством Мессинга. А в тот вечер, рыдая на скамейке, выгнанная с концерта девочка и подумать не могла, что через несколько лет она и сама начнет собирать переполненные залы во дворцах культуры и будет помогать людям избавляться от всевозможных недугов не хуже Вольфа.

"Все шли после концерта с восторгом. А я плакала, такая злая сидела! Была готова разорвать его и уже хотела уйти домой. И вдруг он выходит, уже в других туфлях, и говорит моей маме: "На эстраду ее!" А мама, которая 40 лет проработала директором школы, ему ответила: "Да у меня в каждом классе таких артистов полно". Однако он твердо ей сказал, что в скором времени родители отправят меня из Благовещенска в Москву, и отдал нам ту самую ракушку, которую я хотела купить. Вот откуда узнал, что я ее приглядела для папы?" – улыбается Ольга.

Через два месяца все семейство снова оказалось на концерте Мессинга. Отец будущей звезды эстрады написал Вольфу задание на клочке бумаги, а тот должен был, не читая его, догадаться, что от него требуется. Уникум в точности выполнил все условия, поразив до глубины души все семейство и остальных зрителей в зале. В результате родители Мигуновой пригласили его на ужин. Вольф согласился. По словам Ольги, он был на 30 лет ее старше, и об ухаживаниях и речи не шло. "В те времена подобная разница в возрасте делала отношения невозможными. За ужином он сказал, что я приеду через два месяца в Москву. Родители не поверили Мессингу, сказали, что это невозможно. Но когда он пожимал им руки, что-то произошло", – вспоминает Ольга. По словам Мигуновой, рукопожатие Вольфа и ее родителей затянулось. Она предполагает, что маг в тот вечер применил свой коронный гипноз, передав маме и папе информацию через пожатие руки. Через два месяца отец, который был категорически против отъезда дочери в столицу, внезапно огорошил Ольгу: "Тебе пора в Москву", после чего мама вытащила новый чемодан с уже собранными в дорогу вещами.

Пребывая в состоянии шока от странного и нехарактерного поведения своих родителей, Мигунова приехала в Москву. К брату отца, сотруднику академии Генштаба, встречавшему ее, она не поехала. Прямо с поезда Ольга рвалась к Вольфу, даже не зная его адреса. Однако в голове у нее непонятно откуда взялось название станции "Сокол". Когда Ольга вышла из метро, неведомый голос сообщил ей название улицы и номер дома. "Это было в 06:15. После долгих звонков в дверь выходит заспанный Мессинг в роскошном бархатном халате. А я стою с чемоданом и узелком с продуктами. А он смотрит на меня, широко улыбается и говорит: "Вот это моя будущая звезда", – с умилением вспоминает Мигунова.

Вольф пригласил ее войти, сказал удобно располагаться и сообщил, что уезжает в Америку через несколько часов. Когда девушка возмутилась, мол, зачем он ее вызвал, если улетает, Мессинг с улыбкой ответил, что не вызывал ее. "Если что, возьми деньги в "балетке" (чемодан, с которыми в то время ходили артисты балета. – Прим. Дней.Ру)", – напоследок сказал Вольф и отбыл на гастроли в США. "Хожу по квартире, когда он уехал, и такое разочарование у меня. Ехала к такому знаменитому артисту, думала, найду интересную квартиру, а у него кругом были разложены газеты пачками, – посетовала Ольга. – Так-то чистенько, но эти пачки газет, бумаг… Потом вдруг нахожу книгу Фрейда, затем Эйнштейна, благодарственное письмо от Сталина, шахтерскую лампу… У него там все было заставлено диковинными вещами. От скуки я взялась за уборку. Постирала скатерть, абажур... Начала его гладить и сожгла, появилась дырка. Я ее заштопала, повесила абажур на место и развернула его так, чтобы не было заметно".

Когда Мигунова заглянула в бордовую "балетку", о которой говорил Вольф, ее ждало самое большое удивление. Чемодан буквально ломился от купюр. "Наткнулась на этот сундучок, а там столько денег! И все пятидесятки, сотни! Все с Лениным. Мне стало плохо. Я звоню маме: "Мама! У Вольфа целый чемодан денег!" И у меня из-за этого началась бессонница… Вскакивала, если кто-то где-то стукнул… Боялась каждого скрипа и шороха", – призналась Ольга и добавила, что все оставшиеся до возвращения Мессинга дни она постоянно перепрятывала сундук, изводя себя страхами.

"Понимаете, я увидела, что в доме столько денег, и не стала вообще выходить из квартиры. В магазин не ходила, сидела дома без хлеба. Когда наконец вернулся Вольф, я так отощала. И он спросил: "Ты чего такая худая?" А я ответила: "Виноваты деньги". Он сказал: "Если бы я боялся их тут оставить, их бы тут не было". Вольф в тот день привез мне из Америки фарфоровую куклу. Красивую! Ей уже 50 лет, я вместе с ней выросла", – подивилась, как быстро пролетело время, Мигунова.

Одарив свою будущую ученицу, Мессинг прошелся по квартире и, войдя в кухню, тут же сказал: "Разверни абажур, не бойся". Ругаться из-за испорченной вещи Вольф не стал, так как увидел, что девушка старательного его заштопала. А еще от гипнотизера не укрылось, что в его отсутствие Ольга перевесила портрет покойной жены Мессинга Аиды лицом к стене и не успела вернуть на место. "Ее глаза меня сверлили, и я перевернула этот портрет", – объяснила свой поступок Мигунова. Тогда она еще не знала, кто эта женщина, но вернувшийся из командировки Вольф объяснил своей будущей ассистентке, кем была Аида и как много она для него значила.

Буквально на следующий день Мессинг и Мигунова приступили к занятиям. Испытания, которым гипнотизер подвергал свою гостью, с самого начала были очень сложными. Экстрасенс прятал по всей квартире вещи и заставлял Ольгу с завязанными глазами их искать. Во время занятий маг мог накричать на свою ученицу и даже обозвать ее обидным словом. Помимо изматывающих занятий, на плечах Мигуновой было все домашнее хозяйство.

"Началась каторжная работа. Вольф был хлебосольным, к нему часто приходили гости, у него всегда было много всего. Я убирала у него в доме, крахмалила его рубашки, готовила еду и ассистировала ему на сцене, получая три рубля за концерт. Суточные у меня были два с половиной рубля. На них я покупала себе губную помаду и всякие мелочи, а ему – пластинки, которые требовались во время его сеансов. Помню, он привел соседку. Она была первой, кого я гипнотизировала. Я ей неуверенно говорю: "Спать, спать…" А она мне: "Сама проснись". Но потом я совладала с собой, посмотрела на нее так, как нужно, и погрузила ее в сон гипнозом, – торжествующе произнесла Ольга. – Потом я разбудила ее, а Вольф, довольно улыбаясь, сказал мне собираться на концерт".

Для первого выступления на сеансе Мессинга Мигуновой понадобилось красивое платье. "Я в Благовещенске купила у спекулянтов черные ажурные чулки со швом, надела их с серебряными босоножками и бордовым платьем, – со смехом перечислила Ольга. – У меня было самое красивое платье вишневого цвета, мама сшила". Вольфу такой образ ассистентки категорически не понравился. "Он сказал: "Одевайся, поехали в "Березку". Я зашла туда, и у меня глаза разбежались. Украшения, платья… Я говорю: "У меня денег нет". А он сказал, что на деньги там ничего не купишь, там чеки. Я бегала от одного прилавка до другого, а он выбирал мне платье. Я уже устала переодеваться, ему все не нравилось", – досадует Мигунова, помня свои ощущения в примерочной. Единственный наряд, который понравился Мессингу, оказался Ольге мал. Ровно такое же платье, только подходящего размера, оформляла в этот момент у кассы другая покупательница. "Тут я не выдержала, подхожу к ней, она роется в сумке, чеки ищет. И я ей мысленно внушаю: "Чеков не найдешь, чеков не найдешь, чеков не найдешь". И она не нашла. Ей предложили отложить товар, но она сказала, что у нее поезд, и ушла. И мне отдали это платье. И тут она возвращается со словами: "Я нашла чеки!" Но ей сказали, что платье уже продано", – разводит руками Мигунова.

После этого Вольф ей сказал: "Ты талантлива. Но ты никогда не должна пользоваться тем, что ты сильнее других". Это удивило Ольгу. "Я думала, он меня похвалит… А он предостерег, чтобы я не пользовалась своим даром во вред", – вспоминает ученица Мессинга. Еще один его ценный урок касался готовки. "У него было любимое блюдо – гречневая каша со шкварками. Он научил меня рецепту идеальной каши Вольфа Мессинга. Нужно два стакана гречки и четыре с половиной стакана воды. Шкварки отдельно в сковороде пожарить. Ни в коем случае не накрывать гречку, она варится без крышки. После добавляешь шкварки в гречку. Получается вкусно", – улыбается Мигунова и рекомендует читателям Дней.Ру непременно приготовить по такому рецепту гречневую кашу.

"Потом у нас начались гастроли. Я выходила и читала лекцию о гипнозе. Затем присваивала людям номера, проверяла, правильно ли они все сидят. Потом Вольф стал давать больше заданий. Однажды он сказал, что плохо себя чувствует. И приказал мне выйти одной в начале концерта. Я посмотрела, температуры у него не было, но он настаивал: "Я плохо себя чувствую". Я стала работать в одиночку, взяла из зала добровольцев и делаю мост, кладу человека на стулья, ввожу в транс, на него кто-то садится… и мост проваливается! У меня микрофон свистит, я одна на сцене. Проигрыватель надо включить, а некому. Кто-то кричит: "Халтура!", то там, то тут свистеть начинают. А это Дворец тракторного завода в Липецке. Большой зал с огромной оркестровой ямой. И на глазах у всех мой мост провалился", – сокрушается Мигунова.

Причиной неудачи стало то, что от волнения во время процесса внушения Ольга забыла сказать добровольцу необходимую фразу: "Тело как струна, не согнется под любой тяжестью". "Я обыграла эту ситуацию, сказала, что слишком шумно в зале, а мост нужно делать в тишине. Когда все замолчали, я повторила все действия, уже без ошибок. И у меня получилось сделать сразу три моста. Вольф один делал, а я три! Иду на поклон и внезапно встречаюсь глазами с Мессингом, который весь концерт просидел в ложе. Всюду аплодисменты, а у меня слезы на глазах, а в душе ненависть и гнев. Я ему потом наговорила много от обиды, – сожалеет ученица экстрасенса. – А он меня успокоил, а потом как бы невзначай добавил, что на следующий день из-за ошибки администратора в одно и то же время в двух разных колхозах будет два концерта Мессинга. Расстояние между колхозами – 15 километров. "Ты начнешь, а я продолжу", – предложил Вольф. И я, забыв об обидах, согласилась. И поехала снова вести сеанс одна. И тогда впервые, спустя год совместных выступлений, Вольф со сцены колхоза объявил: "Единственная моя ученица Ольга Воропаева". Я работала с ним под девичьей фамилией. И он вручает мне огромный букет цветов, а я говорю: "Нет, спасибо, не надо, это Ваши цветы". А он: "Какая ты невнимательная, этот букет стоял еще до начала выступления, потому что это был твой первый концерт".

Ольга благодарна Вольфу за то, что он ее многому научил, и это касается не только рабочих вопросов. "Он давал мне советы, как одеваться и как вести себя с мужчинами. Однажды мы поехали с ним в Болгарию. Я увидела там красивое платье из серебряной чешуи с русалочьим хвостом. Он сказал, что оно для певицы, а мне для работы не пойдет. Но я его все равно тайно купила и надевала на наши концерты. На одном из них в воинской части солдат наступил нечаянно мне на этот хвост, и я остаюсь в мини. Аплодисменты не стихали. Какой был гнев у Вольфа Мессинга, это надо было видеть! Зато аплодисментов было много, в те времена никто в мини не ходил, – задорно смеется Мигунова. – Был еще интересный случай в Липецке. У меня начинался роман с молодым красивым артистом из ансамбля "Новый электрон". Он и пантомиму показывал, и гитаристом был, и певцом. Очень талантливый. И однажды мы идем с Вольфом Мессингом в ресторан, а он с другом спускается по лестнице. И я не знаю, как так вышло, но я встала на одну ступеньку ниже, чем этот артист. В ресторане Вольф очень быстро поел, а в глазах его я отчетливо видела ярость. Иду и думаю: "В чем же я провинилась, что же я не так сделала?" Приходим в гостиницу, и Мессинг мне заявляет: "Это он должен был опуститься ниже на ступеньку, а не ты – единственная женщина-гипнотизер на эстраде и ученица Вольфа Мессинга!" Вот таким правилам он меня много учил".

Было у Вольфа еще одно золотое правило, касающееся работы. "Я выходила на сцену, а он говорил: "Оля, знай, все зрители равны. Ты должна быть безупречна на сцене, выхоленная, чистая, аккуратная, будь это Кремлевский дворец или сельский клуб. Ты должна сделать одну и ту же программу. Чтобы зрители не сказали, что в Кремле концерт был лучше, чем на сельской площадке", – цитирует своего великого учителя Ольга.

Поклонников у эффектной гипнотизерши было море. "Я расцветала, превращалась в женщину. Вольф боялся, что я выйду замуж и уйду от него. Присматривал за мной, караулил возле моего номера в гостинице. Как-то раз он сидел возле моей двери и что-то читал. И вдруг идет поклонник. А в соседнем номере жил боксер. Этот поклонник с огромным букетом цветов шел ко мне в 315-й номер. Вольф заметил его и начал мысленно посылать ему другой номер комнаты, соседней. И тот начал настойчиво тарабанить в дверь боксера, который очень устал после тренировки и уже лег спать. Боксер выскочил и прогнал его", – с улыбкой вспоминает Мигунова.

По ее словам, великий Мессинг при всей своей силе духа имел несколько фобий. "Однажды я захожу в наш подъезд, а он стоит у лифта и трясется весь. Вольф боялся ехать в одиночку в лифте и полчаса ждал, когда кто-то зайдет в подъезд. Еще он страшился в ванной мыться. У него всегда дверь должна была быть приоткрытой. Также он после автомобильной аварии стал бояться ездить на машине, и мы много ходили пешком. Наши вещи ехали, а мы с ним шли. Еще как-то раз в обшарпанной мурманской гостинице я слышу из-за двери крик. Мессинг выскакивает, завернутый в халат, а за ним бежит большая крыса. Мурманск – это же порт, там много крыс, – поморщившись, объяснила Ольга. – Я говорю: "Пойду попрошу средство от крыс". И мне дали черного кота. Я откуда знала, что он кошек боится?! Я, довольная и счастливая, притаскиваю этого кота, а он говорит: "Хорошо, положи это средство…" И в этот момент раздается "Мяу!". Он поворачивается и как закричит: "Убери эту тварь!" Мне пришлось забрать кота к себе в номер".

В один прекрасный день то, чего так опасался и не хотел Вольф, все-таки произошло. "Я влюбилась. Володя был летчиком-испытателем в Благовещенске, где я периодически гостила у родителей. Мы с ним полгода дружили, не больше, и он мне предложение сделал. Я вернулась в Москву с кольцом, хотела снять, чтоб Мессинг не увидел, но дорогой отекли пальцы и ничего не вышло. Тогда я стала прятать от него руку, но он сразу все понял и начал кричать: "Зачем тебе брак?! Он тебя запрет в гарнизоне, наплодишь детей". А потом и вовсе сказал: "Свадьбы не будет. Он к тебе не придет". А у нас с Володей уже все назначено. И я от обиды Вольфу гадостей наговорила и улетела, не попрощавшись. Села в самолет, и в ушах все время гулко: "Свадьбы не будет, свадьбы не будет". Потом задумалась, почему это родители отправили меня так свободно в Москву? Конечно же, он гипноз применил. А сколько я слез пролила, сколько маме звонила жаловаться, когда он меня овцой обзывал, когда я неправильно что-то делала… И его слова "свадьбы не будет" казались совсем уж непростительными. В тот день, которого мы с Володей оба очень ждали, у него с утра были учения. Сразу после них он должен был прийти выкупать невесту со своими родителями и друзьями. Накануне днем он застал меня, когда я примеряла свадебное платье. Говорят, нельзя, чтобы жених его видел заранее. Но он настоял и долго смотрел на меня в свадебном платье и с восхищением говорил: "Какая ты красивая". Он вертел меня, разглядывал… Сейчас я вспоминаю это и понимаю, что он тогда, сам того не ведая, произнес прощальные слова. Он сказал: "Я хочу тебя запомнить". Вот зачем ему запоминать надо было, если уже на следующий день я должна была стать его женой? Но в день свадьбы мы его больше шести часов напрасно прождали. Он не пришел. Все гости были в сборе. Кто-то выпил, кто-то закусил. Гулянка идет, а жениха все нет. Я же шесть с половиной часов у окна простояла! И вдруг подъезжает газик, и заходят к нам три командира, два летчика и у одного из них в руках пилотка. Я сразу поняла, потому что Володя мне говорил, что когда приносят в дом пилотку, значит летчик погиб. Я сразу упала. Мне было плохо", – не скрывая слез, поведала о своей трагедии Мигунова.

Потеряв любимого, Ольга замкнулась в себе. "Все время рыдала, жить не хотела. В те страшные дни мне пришла телеграмма от Вольфа: "Я все знаю, приезжай. Я тебя жду". Мне было тяжело слушать соболезнования, поэтому я уехала к Мессингу. Я отправилась к нему с целью попрощаться с ним навсегда. От обиды опять много ему наговорила, обвинила его в смерти Володи. "Вы изначально были против него! Вы все это сделали!" – кричала я. Он сказал: "Оля, я могу предсказать несчастье, но случившееся повернуть вспять не могу". И у него в тот момент морщины такие глубокие, резкие были, что он мне показался намного старше, чем обычно. Я поняла, что он тоже страдал вместе со мной. Я осталась у него, по ночам за своей ширмой рыдала. Он подходил ко мне, садился рядом и успокаивал. Однажды он внезапно сказал: "Бойся цифру 6. Ты останешься сиротой". Тогда я значения не придала… Но потом проследила закономерность: сначала у меня Володя погиб в 26 лет. Потом вдруг мой папа, начальник управления, здоровый 46-летний мужчина, поехал на рыбалку, простудился и получил воспаление легких. Мне звонят из Благовещенска со словами: "Приезжай срочно, папа в тяжелом состоянии". И когда я приехала, подошла к отцу, он мне протянул часы. Было без десяти шесть. Он попросил меня принести чай, я возвращаюсь к нему с чашкой, а эти часы остановились в 18:00, папа умер. Ему было 46 лет. Затем, когда я уже ушла от Вольфа и работала одна, по БАМу ездила, мне позвонила мама и сказала, что погиб мой брат, ему было 26. Он работал главным инженером. Произошла авария, упала какая-то балка, и он рабочих спасал. Одного оттолкнул, и балка прямо на брата упала. Но и это еще не все. Гуляла я на свадьбе племянника, и внезапно на второй день празднования умирает моя сестра в 56 лет. Моя мама дожила до 86 лет. Ей полтора месяца до 87 лет оставалось, как вдруг меня Нурсултан Назарбаев вызвал на правительственную программу. Я еду в Казахстан, а мама остается одна в Благовещенске. И вдруг мне звонят: у мамы обширный инфаркт. Я скорее бегу брать билет, а самолеты всего раз в неделю из Шымкента вылетали. Пока я добиралась до дома, мама умерла, и на ее могиле я поклялась, что никогда не буду никому предсказывать будущее. Пускай люди радуются жизни", – объяснила свое решение не заглядывать в чужие судьбы Мигунова.

Однако смерть Мессинга она явственно ощутила. "Когда я в последний раз от него уезжала, Вольф мне сказал: "Ты ко мне уже не вернешься". Я ответила: "Вернусь", но он продолжил с грустью: "О моей смерти узнаешь, когда у тебя в доме остановятся все часы. Ты поймешь, что меня нет. Но запомни, что даже после моей смерти я буду всегда твоим защитником". Так все и вышло. У меня было два инсульта, я 15 автомобильных катастроф пережила. Другие люди погибали, а я оставалась жива. И еще Мессинг, прощаясь, предсказал, что у меня будут приемные дети и одна родная дочь, которая родит мне внучку. А еще Вольф предвидел, что, прожив 30 лет со своим мужем, я разведусь, но буду продолжать с ним жить и дальше. И он во всем оказался прав! Я действительно подала на развод с мужем, но потом мы снова стали жить вместе, в одной квартире. Уже 42 года вместе, в браке 30 лет и потом еще 12. А когда я только выходила замуж, то у Валерия, как и у Володи в свое время, тоже начались учения. Я пошла к командиру полка перед свадьбой и отпросила своего жениха. Рассказала трагическую историю про летчика-испытателя. Он ответил: "У нас не может быть трупов", но все же отпустил Валеру. В итоге мы с ним потом увидели похоронную процессию и шесть гробов. Был страшный взрыв. Во время свадьбы Валера обнял меня и сказал: "Оля, это случилось в гарнизоне. Ты отпросила меня, ты спасла мою жизнь, но там были два моих товарища". 8 ноября, когда умер Вольф, я увидела его во сне. Мне приснилось, что часы остановились, но Мессинг был жив. Я пришла к нему, и он дверь открыл. А потом я проснулась в лихорадке, встала, поглядела – часы стоят. Взяла папины часы – стоят. Кухонные – стоят. Валере за месяц до этого командующий часы подарил – они тоже встали. И тогда я закричала: "Вольфа нет, Вольф умер!" Кстати, когда мама умерла, у меня тоже все часы остановились. Почувствовав, что Мессинга больше нет, я стала звонить его соседке. И она подтвердила, что он действительно скончался 8 ноября", – с тоской вспоминает страшный день Ольга.

Быстро собрав вещи, Мигунова отправилась в Москву. "Я приехала к нему, звоню соседке, а она мне говорит: "Оля, он уходил в больницу и произнес напоследок: "Сюда я больше не вернусь". Вольф знал день своей смерти. Знал, что я приеду к нему. Он сказал дать мне ключ. Когда я вошла в квартиру, там меня ждала записка: "Оля, возьми себе все, что ты хочешь. Только ты должна сделать правильный выбор. Я знаю, что ты сможешь. Прощай". Я пришла в полупустую квартиру, оттуда уже почти все вынесли. Я подходила к его шляпе, прикасалась к его вещам, потом забрала хрустальный шар и серебряную ложку, которой он размешивал чай. Больше ничего. Но у меня много его подарков осталось. Во-первых, огромная библиотека. А во-вторых, он подарил мне бриллиантовые серьги. Они маленькие, но в них караты хорошие, сами бриллианты дорогие", – похвасталась ученица Мессинга.

После его смерти Ольга наблюдала, как постепенно сбывались все предсказания. "Вольф угадал, что мой муж будет военным, что у него будет ребенок от предыдущих отношений, получается, что для меня он приемный. Когда у меня погиб брат, я забрала себе его мальчика. Когда умерла сестра, ее сын тоже переехал ко мне. Итого у меня три мальчика и одна своя дочка. Потом родилась внучка. Вольф меня защищает, как и обещал. Однажды мне приснилось, что Вольф говорит: "Бойся автомобиля, сегодня ты в опасности. После концерта будь осторожна". В этот день мы ехали после выступления, в машине была моя дочь Света, водитель, я и администратор. Полная машина роз. И вся дорога – сплошные зеленые светофоры. И тут я вспоминаю слова Мессинга и выпроваживаю дочь из машины. Она не хотела выходить, но я настояла, и она послушалась. И вышло так, что высадила я ее за 15 минут до аварии. Нам на встречу вылетел пьяный или наркоман и врезался в нас. Мы перевернулись. Очнулась я на носилках. Я вылетела в лобовое стекло. У водителя в двух местах переломы, администратор, которую я пересадила, когда выходила Света, погибла. До сих пор ставлю свечи. Я исповедовалась. Отец Стефаний сказал, что я не виновата в смерти девушки, а я себя казнила, что пересела, поменявшись с ней местами. В момент аварии меня спасла толстая чернобурка. Платье на мне было японское, в результате на нем всего одна затяжка, я его продала. Нас доставили в ближайшую больницу. Вернулась домой и рыдала. Я просто представить не могла, что дочь Света была с нами в машине", – призналась Мигунова.

Уйдя в одиночное плавание, Ольга долгое время трудилась в Магаданской областной филармонии. "Меня называли белым шаманом, потому что я много времени провела на Севере. По тем временам я очень хорошо зарабатывала. На эстраде сотрудничала с Женей Мартыновым, а с Валей Толкуновой мы всю жизнь дружили до последнего. С Иосифом Давыдовичем Кобзоном нас связывает давняя дружба. Он до сих пор поддерживает меня. Помог получить квартиру, дочке подарки всегда привозил. С концертами я объездила всю Чукотку, выезжала в Афганистан, была в горячих точках, в Чечне", – с гордостью вспоминает ученица Мессинга.

В течение двух часов на каблуках высотой 14 сантиметров во всех городах своей необъятной родины Мигунова путем гипноза творила с людьми чудеса. "Энергии у меня много, тогда не уставала и сейчас не устаю. В 1992 году я открыла свой медицинский центр, потому что я выходила на сцену и знала, что в зале обязательно сидит заикающийся человек, пациент с головными болями, за кулисами стояло столько страждущих людей… Но мы в то время не имели права работать без медицинского образования даже на эстраде. Поэтому Вольфа много притесняли. Я не имела права помогать больным без соответствующего образования, но тайно мы все равно принимали пациентов. За кулисами. На сцене было просто шоу, психологические опыты под музыку. Например, люди оркестр изображали. Кто-то был дирижером, кто-то имитировал саксофон, и получалось красиво. Начинали звучать. Я была единственной женщиной-гипнотизером на сцене во всем мире. Закончила мединститут, интернатуру, защитила кандидатскую и докторскую. Пишу книги, по одной из них скоро выйдет 16-серийный художественный фильм", – перечислила свои достижения Ольга. Мигунова уверена, что гипнозом можно вылечить все заболевания, связанные с центральной нервной системой, головные боли, проблемы с давлением, навязчивый невроз, бессонницу, сахарный диабет, энурез, заикание, все, что обостряется на нервной почве. Даже остеохондроз, по словам Ольги, проходит после гипноза – идет активное рассасывание. Лечит она и от фиброза, миомы, нарушений менструального цикла и бесплодия, кожных заболеваний, псориаза, дерматитов, крапивницы. Подвластны ученице Мессинга и сексуальные расстройства, алкоголизм и табакокурение, потому как все эти беды напрямую связаны с центральной нервной системой.

За свой многолетний опыт непрерывного общения с огромным количеством людей Мигунова нашла ответ на вечный и мучающий всех вопрос "Что такое счастье?". "Для меня счастье – это когда я поработала, полечила ребенка, который страдал энурезом, а на следующий день он ко мне бежит и говорит: "Ольга Петровна, я сегодня сухой". Комок к горлу подходит. Или когда женщины после моих сеансов скинули наконец килограммы веса. Или когда я алкоголика вернула в семью, избавив его от зависимости. Вот это счастье, – растроганно отметила ученица Мессинга. – Я всем читательницам Дней.Ру желаю настоящего женского счастья! Пусть будут поклонники, цветы, успех! Потому что самое главное для женщины, когда возвращаешься домой из командировки или с гастролей, чтобы крупными красными буквами было написано: "Приезжает мама". А потом еще и бабушка. И в наш кризисный век нужно мысленно пробежаться по своему организму, сказать себе, что сердце бьется ровно, а заряда энергии хватит на целый день. С работы будете приходить неуставшими. Если начнете день с улыбки, то организм будет работать на вас, а не вы на него. Мужчины, помните, не только по праздникам, но и в будни вам стоит лишний раз позвонить своей женщине, купить ей букет цветов. А женщины для своих мужчин должны сделать "домашнее кафе", приготовить ужин со свечами и блюдами на выбор. И поговорить с мужем о самом сокровенном – и вы, и он будете счастливы".

комментарии